Станислав Черчесов

«Против нас петиции писали – всех выгнать, застрелить»

Главный тренер сборной России не выглядел слишком огорчённым тремя пропущенными голами от бразильцев. Специалист, как всегда, был энергичным в общении с журналистами и не стеснялся вступить с представителями СМИ в полемику.

— Было ощущение, что сборной России не хватало игрока в штрафной. Почему только дальние удары?

— Соглашусь в какой-то степени. До последней трети поля легче доходить, но потом поле «сужается». Не удавалось пройти дальше, чтобы качественно завершить атаки.

— Тактические просчёты в обороне – больше индивидуальные или системные?

— Это тот случай, где и мы сами грешили, но и соперник заставлял ошибаться. Класс у них есть.

— Какое впечатление оставил Глушаков?

— Игра на игру не приходится. Не самый лучший матч, но мы дали ему сыграть. Но когда устал, мы его поменяли.

— Что произошло за эти 13 минут, когда забили три гола? В первом тайме было не так.

— За 30 секунд до каждого гола был игрок, готовый выйти на замену. Чувствовали, что соперник перехватывает инициативу. На таком уровне не надо упускать и на пару минут инициативу, тем более командам, которые умеют играть в атаке.

— Россия играла с Аргентиной, Италией и Бельгии – как отличается от них Бразилия?

— Очень хорошего качества игроки. Не помню даже, когда в последний раз проигрывали. Мы настраивались на победу, но соперник в каких-то моментах оказался сильнее. Уровень игры плюс-минус одинаковый с другими командами, но система и ведение игры – разные.

— Сказалось отсутствие травмированных?

— Надо дождаться и понять, как будет развиваться восстановление. Плакаться мы не хотим, и это не в нашем характере. Если кого-то нет, кто-то должен их заменить. Эта тройка играла «с листа», тем более с таким соперником, надо терпимее относиться к таким вещам. Мы начинаем строить с нуля.

— Казалось, что будет полный стадион, но было много свободных мест.

— Вопрос не ко мне. Но мы чувствовали поддержку и в начале, и в середине, и в конце нас гнали вперёд. Футбол – летний вид спорта, но люди пришли и поддержали – за это огромное спасибо. А мы будем стараться.

— Вы говорили с Березуцкими – это было обоюдное решение или их личное?

— Во время сбора после Коста-Рики Василий мне позвонил, попросил о встрече. Он сказал, что, как и Игнашевич, хочет завершить карьеру в сборной. Я ответил: «Вот сейчас завершишь, а потом схлынут эмоции. Давайте вы скажете, что приостанавливаете, спокойно поиграете в клубе, а дальше посмотрим». Перед Кубком конфедераций я съездил в Ватутинки, и они сами сказали, что не готовы играть на турнире. Время шло, и на предпоследнем сборе я сам позвонил Василию – есть готовность или нет? Мне сказали – нет, не можем. Если бы я сам не попросил их приостановить, они бы уже два года как официально завершили карьеру в сборной.

— Что вам понравилось в игре сборной?

— Отдельные игроки, эпизоды – целостности не было. Я чувствую их «пульс», многое делали через «не могу».

— Что сказали ребятам после матча?

— Есть вина, а есть беда. Это как раз беда. С определённого уровня на несколько ступенек перескочить сложно. Мы как раз попали в такую ситуацию. В командном смысле Бразилия выше нас. У нас пока нет командного баланса. 5-6 игроков не играло снова. Это констатация факта, а не оправдание.

— Скоро игра с Францией. Будет ли у Черышева шанс сыграть?

— Если бы знал, ответил бы. Мы вызвали его – надо познакомиться и понять, в каком контексте его можно использовать. После пары тренировок неправильно принимать решение. Дайте подумать.

— В матче не хватило чистого опорника? Может, Нойштедтера, который играл на этой позиции в «Шальке»?

— Вы то одну фамилию, то другую называете. Такое чувство, что с другими фамилиями мы выиграли чемпионат мира и Евро 5 раз. Позвольте нам принимать решения так, как мы это видим. Нойштедтер? Человек два года не играет на этой позиции – сейчас это означало бы бросить его в пекло. Со слабенькими соперниками можно было бы потихонечку вводить игрока. На Евро он играл в опорной зоне, и чем помог? Не сильно помог. Петиции против нас писали – всех выгнать, застрелить… Вы сами навязываете футболистов, но мы выбираем их, оцениваем.

— Нужен ли команде чистый опорник, разрушающий игру?

— Но он разрушал бы и свою, и чужую игру.

— Для чего приглашать Габулова и Нойштедтера, если вы их не используете?

— (Долгая пауза.) Ну давайте не будем вызывать, если не хотите. Габулов играет в своём клубе все игры. А почему Габулов не играет – это наша практика. Это игрок, который всегда нам приносил пользу. Надо было пригласить его и посмотреть, в каком он состоянии.

Я когда в Дрезден перешёл, и мне за четыре игры набили столько, сколько за всю карьеру не забивали, меня всёравно вызывали в сборную. То же самое было с Овчинников, когда он играл в «Порту», с Хариным и Нигматуллиным. Давайте не разбрасываться футболистами.

— Зимний футбол очень травматичен. Зачем мы мучаем футболистов в зимние месяцы? Выскажите своё мнение.

— Играли и при снеге по колено, на «Торпедо» играли «Спартак» — ЦСКА. Сегодняшние условия – счастье для нас. Я на снегу играл в «Лужниках» с «Металлистом», с Исландией отборочный матч играл. Давайте не искать проблему там, где её нет. Спасибо «Лужникам» за такое поле — команды проявляли себя, как могли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.