Сергей Карасев

«У нашей сборной светлое будущее»

Форвард петербургского «Зенита» Сергей Карасев из-за травмы пропустил чемпионат Европы по баскетболу, но уже осенью вернулся в состав сборной России. В февральских матчах против французов и боснийцев он был одним из лидеров национальной команды. Карасев рассказал о возрождении сборной, поездке в Китай и судьбе машины, врученной ему по итогам Матча звезд Единой лиги ВТБ.

— После лондонской Олимпиады у сборной России был период неудач, а сейчас все снова налаживается. С чем были связаны проблемы?

— Просто у нас шла перестройка команды. То же самое было в 2002-2003 годах, когда ушло поколение 90-х, а поколение Кириленко, Хряпы и Мони еще не подросло. 2-3 года было все не очень радужно, но потом они 7-8 лет выступали на высоком уровне, всегда попадали в призы. У нас такая же история – 3 года понадобилось на перестройку, притирку, обновление команды. Сейчас выходим на свой уровень.

— В конце февраля сборная уступила французам в овертайме, но показала хороший баскетбол. Многие специалисты хвалили вас, несмотря на поражение.

— Проиграли хорошему сопернику на его площадке. Думаю, нас действительно было не за что упрекать.

— Есть чувство, что эта сборная может выиграть медали на чемпионате мира или Олимпийских играх?

— Это чувство должно быть. Если его нет – нет смысла играть. Ты должен выходить на площадку и думать о том, что победишь, что ты способен выиграть весь чемпионат. Мы вместе уже 3-4 года – притерлись друг к другу. Считаю, у нас хорошие шансы. Не зря ребята показали себя на последнем чемпионате Европы. Дошли до полуфинала, заняли четвертое место. До медалей не хватило совсем немножко. Уверен, у нас светлое будущее.

— Обидно было следить за Евробаскетом со стороны?

— Конечно, обидно! Но я понимал, что свое здоровье для меня и для семьи все-таки важнее. Я бы с удовольствием сыграл даже через боль, но не хватило времени на восстановление.

— Некоторые спортсмены говорят, что смотреть матчи со стороны для них – пытка. Это гораздо тяжелее, чем играть самому.

— Действительно очень тяжело. Видишь игру по-другому. Всегда прикидываешь, насколько бы пригодился команде в той или иной ситуации. Мне даже без тренировок тяжело. Когда 2-3 дня пропускаю, уже хочется выйти на площадку. Баскетбол – это моя жизнь. Даже не знаю, что делал бы без него.

«Кевин, распишись, мы двое суток не спали и не ели!»
— Китай – странное место для чемпионата мира?

— У них баскетбол на очень высоком уровне. Он развивается семимильными шагами. Я не удивлен такому выбору. Плюс Пекин и Шанхай – не самые плохие города. Будет на что посмотреть, хотя для начала надо пройти отбор. А потом будем смотреть.

— Вы уже играли в Китае?

— Конечно, играл. Мы с «Бруклином» туда выбирались. Это называется NBA Global Games. Команды НБА проводят предсезонные матчи в Европе, Китае, кто-то даже в Африку едет. Здорово придумано!

— В Китае был ажиотаж?

— Сумасшедший! Там невозможно спокойно пройти по улице. Даже если ты не баскетболист, а просто высокий европеец, вокруг тебя уже будет ажиотаж. Произведешь фурор. А уж когда приезжают такие люди как (Кевин) Гарнетт и (Пол) Пирс, у людей крышу сносит. Перед гостиницей люди сутками стояли с плакатами. Просили Гарнетта, чтобы расписался. «Кевин, мы двое суток не ели и не спали, пожалуйста, распишись!«. Но так и не дождались…

— К толпе выходить рискованно.

— Там от гостиницы до автобуса дорожка, а по бокам ограждения. Люди действительно сутками за этим ограждением стояли.

— На Великую китайскую стену ездили?

— Да, с командой. На ней очень тяжело – перепады вверх-вниз. Я устал (улыбается). Не очень люблю ходить пешком. Но было прикольно. В том сезоне мы играли в «Бруклине» вместе с Андреем Кириленко. Он взял машину с гидом, катал нас и показывал окрестности. Было интересно.

«Могу поступить с машиной как Ковальчук, но сначала ее надо получить»
— Что сделали с машиной, врученной вам, как MVP Матча звезд Единой Лиги ВТБ?

— Ее должны будут привезти на днях. Пока она в Москве.

— Там действительно ручная коробка передач?

— Да, я ее с первого раза завести не смог. Увидел три педали и понял, что это не для меня.

— Значит, действительно велик шанс, что она уйдет к отцу?

— Или к деду. Посмотрим. Найдем, куда ее пристроить.

— Можно разыграть, как это недавно сделал Илья Ковальчук, и деньги пустить на благотворительность.

— Можно сделать и так. Но для начала нужно ее получить. Вряд ли буду на ней кататься — просто не смогу.

Р-Спорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *