Екатерина Ефременкова

Уборщица советовала родителям забрать меня из спорта

Русско-китайский язык

— Катя, вы прилично заявили о себе в начале сезона, победив на Кубке Союза конькобежцев России. Только не говорите, что это такой промежуточный старт, который ничего не значит.

— Ну, конечно, он кое-что значит (улыбается).

— Как скоро ждать вашего появления в главных финальных забегах на крупных международных турнирах?

— Хотелось бы их достичь, но пока сил немножко не хватает.

— В прошлом сезоне добивались ведь.

— Да, в финале A Кубка мира бежала три раза. В этом сезоне из-за борьбы за олимпийские квоты состав участников был максимально сильнейшим, поэтому и добираться до вершины стало сложнее.

— Что такого в кореянке Чхве Мин Чжон, которая выигрывает, когда захочет, и на любой дистанции?

— Да, с ней очень тяжело. Она вселяет в тебя чувство отсутствия твоей конкурентоспособности. Она очень молодая спортсменка, моего года (1997). И я понимаю, сколько мне нужно работать, чтобы догнать ее.

— И вся ее мощь – это банальная «физика»?

— Да, главным образом, она решает все сильнейшим рывком по большой дорожке на последних кругах. Но также в забегах со своими напарницами по команде она грамотно проводит гонку и выигрывает хорошо построенной тактикой. В плане ума на льду интересно бороться со всеми, кто примерно одного с тобой уровня – практически со всеми голландками и некоторыми венгерками.

— Впереди – чемпионат Европы. Сборная Нидерландов – фаворит?

— Нет, с ними можно бороться. Лара (ван Рёйвен), Сюзанне (Схюлтинг), Яра (ван Керкхоф). Растущие, но не непобедимые девчонки.

— Вы уже не первый год тренируетесь в сборной, живете в Новогорске, а раньше работали в Челябинске. Каково это?

— Тяжело. В шорт-треке нужен постоянный спарринг, а там, дома, с этим были проблемы. Конкуренции той, которая позволила бы реально расти, не было. Мальчиков у нас вообще практически не было. Только Артем Деркач, который боролся на чемпионатах России, а на тренировках выкатывал нас, челябинских девчонок. А мы выкатывали его. Теперь он тоже здесь, в сборной, тренируется.

— Ваш уральский тренер – Ю Дахэ. Что это за человек?

— Очень приятный. Китаец. Не говорит по-русски. Но общаться с ним очень душевно, и отношения у меня с ним такие же – теплые.

— Чем он подкупает?

— С нами всеми он на «ты». У китайцев нет разделения на «вы» и прочих. А еще он очень понимающий.

— Так как общались с ним?

— Некоторые слова он знает русские, а мы – китайские. Вот и получалось душевно. Такой двойной язык, который только один раз привел к неприятному эпизоду. Мне было около 14 лет, я заболела, но он не разрешил мне пропускать тренировки. «Ходи, — говорил. — Потихоньку хотя бы на льду катайся, чтобы чувство льда не потерялось». Я ходила, каталась, но заболела еще сильнее. Врачи поставили трахеит. Мама очень переживала, говорила: «Вылечи, потом тренируйся». Она пришла на тренировку и после нее показала тренеру на горло, давая понять ему, что именно у меня болит. Но мама-то думала, что я обманывала тренера и не сказала ему о болезни. А Ю Дахэ не любит, когда родители влезают в отношения спортсмена и тренера. И он выгнал меня к моему первому тренеру, Хворостухину Николаю Ивановичу, который на тот момент тренировал малышей. Через 4-5 дней мне удалось поговорить с Тахаем, на что он мне сказал: «Я на самом деле не знаю, что с тобой делать». И лишь спустя время мой китайский тренер понял, что произошло недопонимание. Я ведь действительно болела и хотела работать. Сейчас мы с ним смеемся над той ситуацией.

— Карьера многих шорт-трекисток начиналась со списания их в фигурном катании. У вас похожий путь?

— Нет. Я впервые встала на лед в коньках как раз для конькобежного спорта.

— С отваливающимся лезвием?

— Не-е-ет. Кожаных, которые называют «промокашки». Самых-самых старых.

— И чего, не захотелось их сразу же снять?

— Вы знаете, нет. Ноги были в мозолях, в крови, мне было невыносимо больно, потом боль притуплялась… Может быть, потому что мне не с чем было сравнивать. Я не каталась ни на хоккейных, ни на фигурных, принимала то, что могла позволить. Как-то мама с папой приехали посмотреть, как я тренируюсь. Я просто шла по льду в ботинках, а лезвия были в стороне. Уборщица ледового дворца спрашивает у родителей: «Это ваша?». «Наша», — отвечают. «Что вы ее мучаете? Заберите ее отсюда. Вы же видите, что ничего у нее не получается». Видимо не послушали.

Спасали воспоминания

— Когда талант признали?

— (Тяжело вздохнув) Был такой момент, когда родители меня отговаривали от этого спорта. Пару лет назад.

— Пару лет назад? Всего?!

— Да. У меня со спиной были проблемы. Переживали, что будет хуже. Что не смогу ходить. Родители… Они такие, всегда все преувеличивают в своих беспокойствах. Поддержку они мне не оказывали, потому что у них в голове было одно единственное чувство – страх. Страх постепенно прошел. А когда болела спина, я им не говорила. Но сейчас они вместе с бабушкой объединились в единую команду и болеют за меня. Признали. Вот и думайте, когда во мне признали талант…

— А пару лет назад гнали учиться?

— Не было такого тоже. Они были против профессионального спорта, но в то же время ничего не заставляли меня делать, в том числе и учиться. Я всегда сама выбирала, чем заняться.

— Вы не производите впечатления злой, а шорт-трек любит зверей на льду.

— Когда я бегала в среднем детском возрасте, родитель одного мальчика сказал мне: «Ефременкова, когда ты на дистанции и тебя начинают обгонять, ты отходишь будто красную дорожку всем стелешь и приговариваешь «проезжайте, пожалуйста». Я боялась контактной борьбы. Если я ехала сзади, то боялась обгонять. Моя тактика была такой – выходишь и едешь первая. Хватит сил – доедешь, не хватит – обгонят.

— И кто переключил в голове этот раздрай?

— Да как-то сам он исчез. Тренировки, спарринги, изо дня в день одно и то же, потом соревнования с утра до вечера вошли в привычку. В сборную России мы из Челябинска пришли втроем – я, (Юлия) Шишкина (ныне одна из четырех основных спортсменок в эстафетной команде) и (Елизавета) Кузнецова. На лед выходим, а там Соня (Просвирнова – трехкратная чемпионка Европы), у которой уровень был на голову выше, чем у нас. И за ней мы гонялись, пытались обгонять, соревновались. А потом выросли.

— Просвирнова тогда просто блистала, вырвавшись неожиданно в свои пятнадцать лет в лидеры нашего шорт-трека. Что вы чувствовали, глядя на нее?

— Не то, что бы я ее боялась, но осознавала, что шансов против нее нет. Мы выйдем на старт вчетвером или впятером, а победит Соня. Но меня спасали воспоминания. Соня пришла в шорт-трек позже меня, но я помнила, как обыгрывала ее на первенстве России в каком-то из младших возрастов. Правда, на следующий год мы приехали на соревнования, и они показала такой резкий скачок! Ну просто было не угнаться за ней! Только в прошлом сезоне потихоньку я стала к ней подбираться, потом в этом сезоне.

— Как и землячка Шишкина, которой доверяют ответственные эстафетные забеги.

— Шишкина – боец! Она ничего не боится. Зверюга! Мы с ней сколько лет уже бегаем словно тандемом за свой регион на внутрироссийских соревнованиях. А то, что мы бежим вместе в эстафете – так это радость для нас обеих. Наконец-то пробились на нормальный уровень! И не поодиночке, а вместе.

— Понятно, что вы являетесь одной из двух главных претенденток на включение в олимпийский состав, но настрой личный олимпийский насколько актуален?

— Он появился только после первых этапов Кубка мира. До этого я относилась спокойно к включению в сборную на любые старты, ничего не загадывала, даже после победы на Кубке СКР ни о чем серьезном не мечтала, так как не знала, на что способна на международной арене. Да и после прошлогодних успешных забегов в Кубке мира особо ничего в психологии не менялось, а вот сейчас я уже верю в себя, в свои силы, в свои шансы.

Детство без гаджетов

— К жизни на базе привыкли?

— Конечно. Бывает, домой приеду и скучаю по Новогорску. Возвращаюсь и начинаю скучать по дому в Челябинске. Но до слез дело не доходит. «Мама, забери меня отсюда!», — это не про меня. Невмоготу мне еще в спорте не было. А друзья все мои в спорте. На остальное и времени у меня нет.

— Детства тоже не было?

— Было. Я очень благодарна родителям, что мое детство прошло без гаджетов. Оно всегда было спортивным, и оно было счастливым. Сейчас детям покупают навороченные телефоны, планшеты, компьютеры, ноутбуки, приставки. Хорошо помню, конструктор Lego, который мы собирали вместе с братом. А летом на выходных мы гоняли на велосипедах в лес. Зимой санки и лыжи.

— Ну как без приставки в XXI веке? Да даже в конце двадцатого.

— Да мне ничего такого не нужно было. Конечно, в третьем-четвертом классе у девчонок появились телефоны, цветные такие. А у меня такого не было. Мне хотелось такой же – да. Но я не завидовала. И не стремилась получить то, что «как у всех». Родители говорят, что я и в детстве не билась об пол, прося игрушки.

— Неужели вы были тем ребенком, который не любил компьютерные игры?

— Компьютер мне купили, и засиживалась, играя в нем, я надолго. Ну не купили бы, и не клянчила б. Но одно время я была зависима от онлайн-игры «Пара Па», там нужно танцевать виртуальными персонажами. Несколько лет я просто пропадала в ней. Потом я подсадила на «Пара Па» Шишкину. Мы созванивались в Skype и вместе «танцевали» до ночи. Уроки я делать не успевала и дописывала/дочитывала их уже утром.

— Вас ведь заботит ситуация с допуском сборной России на Олимпийские игры?

— Такой щепетильный вопрос на самом деле. До 5 декабря я не особо верила, что они и вправду могут огласить такое решение. У меня был ступор и никаких эмоций. Сейчас уже легче, есть надежда, что все-таки поедем и выступим на играх в Южной Корее. Время покажет.

— За челябинский «Трактор» не фанатели?

— Ходила, но не болела. После первых этапов Кубка мира приехала домой, раздается звонок: «Екатерина мы хотим вас пригласить на хоккейный матч «Трактор» — «Йокерит». Пришла, наши влетели всухую. Мне понравилось, было интересно. Но с хоккеистами не общаюсь. В свободное время я еще читать люблю – от научной литературы до любовных романов. После тренировки часто просто хочется закрыть глаза, но книгам я время нахожу. В прошлом году увлеклась историей династии Романовых. Книга с несчастливым концом, но очень мне понравилась. Если мы про историю, то судьбы царей и императоров меня увлекают больше каких-то определенных войн.

Р-Спорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.