Анна Нечаевская

Анна Нечаевская

На дистанции слышала только крики «ты же… наша!»

 

Российская лыжница Анна Нечаевская бежала на Олимпийских играх в Пхенчхане последний этап эстафеты, которая принесла команде бронзовые медали. После окончания соревнований Нечаевская в интервью российским журналистам поделилась эмоциями от успеха и рассказала о своем пути в спорте.

— Как бежали девчонки, я старалась не смотреть, чтобы не тратить свою энергию, — рассказывает Нечаевская. — Просто разминалась на свою гонку.

— Вам говорили что-то по дистанции?

— Если честно, слышала только крики тренеров: «Ты же… (после паузы) ты же наша, борись до конца, зубами хватай эту медаль, работай».

— Вы сразу отпустили Бьёрген и Нильссон…

— Я не планировала, конечно, этого делать. Сначала устроилась за Нильссон, но когда Бьёрген начала нас обходить, Нильссон за ней зацепилась, а я уже ничего не могла сделать. Меня тренер к тому же предупреждал, что первый подъем очень коварный, на нем можно «накушаться», поэтому я старалась работать в свою силу.

— Вы слышали поддержку?

 

— Да, это просто невероятно — такой гул трибун стоял! Спасибо всем большое за эту поддержку. Спасибо сервис-бригаде, которая на протяжении этой Олимпиады так превосходно готовит нам лыжи.

— У вас до Олимпиады не было таких близких к медалям результатов. Верили, что здесь получится совершить прорыв?

— Насчет Олимпиады не строила никаких планов. Этот год для меня получился очень сложным, я пролила столько слез, что не буду об этом говорить. Конечно, хотелось попасть на Олимпиаду, у меня была мечта, цель. Я рада, что все так получилось и сложилось, но о медали мечтать не могла.

— Слезы — это со спортом связано или личное?

— И с тем, и с другим. Все вместе накопилось. Наверное, не стоит обращать на многое внимания, но я девушка, все внутри копится, держишь в себе — и происходит всплеск эмоций.

— Срыв был?

— Был такой момент, что я не знала, что дальше делать, куда пойти, куда податься. Но мама меня поддерживала, молодой человек, родные, близкие. Говорили, что всегда будут рядом и поддержат меня.

— Кто вас сейчас тренирует?

— Мой личный тренер Алексей Николаевич Зорин, я весь подготовительный год тренировалась с ним, а с конца декабря подводилась к Олимпиаде с тренером группы Маркуса Крамера Егором Сориным. Очень благодарна за то, что они меня поддерживали и помогали.

— О Крамере очень многие отзываются хорошо.

— Он очень добрый, понимающий тренер. Но мне кажется, каждый тренер хорош по-своему. О своем личном тренере тоже не могу ничего сказать плохого, он очень много для меня сделал — мы с 2007 года вместе работаем.

— Вы с Денисом Спицовым соседи — из одной области…

— Да, мы с ним из Вологодской области, только он выжегодский, а я из небольшого села Верховажье, поселок Теплый Ручей. 200 километров от Вологды. Там мои родители живут.

— Что он из себя представляет?

— Маленький поселок, одноэтажные дома деревянные. Грибы, ягоды, медведи.

— Видели медведя?

 

— Не видела, но рядом с моим домом ходил.

— Где сейчас учитесь?

— Последний курс магистратуры в Южноуральском государственном университете на физподготовке в Челябинске. А в 2012 году закончила Вологодский педагогический колледж, отделение иностранных языков.

— Английский знаете?

— Не совсем хорошо. Если честно, если долго не повторять его, не общаться, то он быстро забывается. Некоторые слова, конечно, понимаешь…

— Есть ощущение сейчас, что мечта сбылась?

— Честно говоря, еще ничего не осознала. Пока медаль не подержу в руках… Сейчас только опустошенность.

— Во время пресс-конференции вы звонили родителям. Что слышали?

— Мама плачет, папа плачет. Говорят, трясет до сих пор, зовут скорее домой приехать. Рассказали, что когда я бежала коньковую гонку, никого на улице не было. Все смотрели, переживали.

 

— Здесь кто-то за вас болел?

— Мой молодой человек. 13-го числа сюда прилетел, просто поставил меня перед фактом — прилетаю. Болел за меня на трибунах. Спасибо ему большое, это огромная поддержка.

 

— Молодого человека пускают в олимпийскую деревню?

— Нет, встречаемся на нейтральной территории, на проходном пункте.

— На оставшиеся гонки какие планы?

— Пока ничего не знаю. Скорее всего, 30 километров классическим стилем, но судя по тому, как я бегаю «классику», не уверена, что меня поставят.

— Спицов рассказал, что его настойчиво звали в биатлон.

— Меня тоже. Год назад сказали — с твоим коньковым ходом стрелять научишься… Но у меня какая-то боязнь туда переходить — вдруг не получится? Вернуться обратно в лыжи я бы, мне кажется, не смогла.

— Кроме вас, чей наибольший вклад в эту медаль?

 

— Родителей. Мама — спортсменка, была член сборной СССР. Я с ней начинала в маленьком спортзале — играла в волейбол, баскетбол, пионербол. Первый тренер по лыжам была Елена Олеговна Богдановская из моего поселка. А после того как я уехала в Вологду, тренером стал Алексей Николаевич Зорин. Но родители никогда меня не заставляли заниматься спортом, папа всегда говорил — зачем тебе эти лыжи, иди учись! А потом, когда уже появились результаты, стал говорить: давай ты на лыжах побегаешь.

— Когда что-то не получалось, как преодолевали эти моменты?

 

— Конечно, в таких случаях появляются мысли — да зачем это мне все надо? Но проходит буквально полчаса, ты остываешь и понимаешь: куда я без спорта. Это все мое.

— Когда Юлия Белорукова выиграла медаль, пощупали ее?

— Сразу кучкой сгруппировались, потрогали, подержали. Может быть, это было на удачу.

— Внешне кажется, что у вас очень дружная команда.

— Так и есть. Все девчонки добрые, общительные. Никакой злости или зависти ни у кого нет. Живем вместе, веселимся, шутим, не унываем, если что-то не получается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.